Лаборатория польской драматургии... Это событие можно сравнить с осенью прошлого года, когда Крымский театр на гастроли в Краснодар привез 3 однотипные комедии. Мы-то ждали классику! И тогда я перестала любить драматурга А. Коровкина. Сценарии выбранных для Лаборатории эскизов спектаклей были грустными... Как уж они подбирались?.. Не знаю. Я тщательно подготовилась, прочитала все сценарии. И сидела, ломала голову: как же они ЭТО будут ставить-то? Ничего, "набросали" и показали. Только все три лабораторных дня кто-то из героев непременно погибал. Да, вот еще что было интересно. Зрители до последнего дня были в неведении, кого же из актеров пригласили "поиграть" в свои спектакли режиссеры. Итак, день первый. "Ночь Гельвера" по пьесе Ингмара Вилквиста. Режиссер Даниил Безносов. В начале пьесы написано: "Он - тридцатилетний, среднего роста, слегка тучный. Она - немного старше и выше его, брюнетка." Безносов пригласил на роли молодую, талантливую и уже не раз заявившую о себе актрису родного театра Полину Шипулину и актера театра драмы  и "Одного" Руслана Копылова. Ребята показали пьесу, полную жертвенности, боли и любви... Замечательно сыграли! Даже то, что актерам иногда приходилось читать текст роли по бумажкам, совсем не бросалось в глаза. Я открыла для себя новую, незнакомую Полину Шипулину и в очередной раз восхитилась Русланом Копыловым. Ребята, браво! Карла, которую играла актриса, многое в жизни испытала к своим тридцати с хвостиком. Однажды бросившая и затем брошенная... Душа женщины однажды умерла, но она нашла в себе силы подарить надежду психически больному юноше. Из приюта забрала к себе и терпеливо занималась его воспитанием, искупая свой грех, учась любить и заботиться, старательно готовясь к сдаче однажды проваленного  жизненного экзамена. И хотя мы пережили вместе с героями пьесы всего одну ночь, казалось, что мы прожили с ними долгую и непростую жизнь. И всё это на фоне событий Хрустальной ночи (еврейских погромов 1938 года). За окнами неуправляемая, беснующаяся толпа, захватившая город, а в крохотной квартирке женщина, которая пытается спасти своего ребенка-мужа. Выход очень трагичен, но, видимо, он единственно правильный в сложившейся ситуации. Мужчина наивен как ребенок, принимает на веру всё, он не выживет в таких жестких условиях. Конец был трагичен. Я хлюпала носом, да, наверное, и не в одиночестве. Станиславский бы сказал "верю!" Вспоминались простые грубые чулки Карлы, ботинки Гельвера и дешевая алюминиевая посуда. Настолько правдоподобен был эскиз! Браво, Даниил Безносов! 

Ирина Данилова